моющие средства

Июль 30 2010

Красота. История всероссийского обмана. ч.3

Хватит втирать и пудрить!

Продолжение. Начало читайте здесь и здесь.

Оксана Пушкина: “Я не хочу больше замачивать черный хлеб и мыть этим голову, как раньше в общежитии. Лучше ходить в салоны красоты”. Предложат ли за большие деньги в салонах красоты качественное обслуживание?

Косметологические салоны

Ирина Скорогудаева, врач-дерматолог: “Лицо у человека одно. Это наша красота, это то, как нас воспринимают окружающие”. Дерматолог Ирина Скорогудаева как никто другой знает всю изнанку этого бизнеса. Врач-дерматолог – она исправляет ошибки косметологов. Ирина запрещает своим пациентам жить красиво. “У нас очень много обращений на сегодняшний день, и особенно по поводу неудачно сделанных “профессиональных” процедур”.

У пациентки Ани результаты посещения салона красоты написаны на лице. Шрамы на лбу и подбородке – следы неудачного пилинга – почти удалось убрать. Никто не объяснит вам в салонах красоты, что пилинг – это жесткая зачистка. Чаще всего, обычной кислотой. “Просто пообещали, что будет лучше. А что лучше?” – негодует врач-дерматолог.

Подобные операции во всем мире проводят в специализированных клиниках. В России для таких процедур дипломы не нужны… Ведь мы так привыкли доверять женщинам в белых халатах.

Мы отправили нашу девушку-корреспондента 23 лет в медицинский центр. Состояние ее кожи однозначно определил прибор. Тип кожи – сухая кожа. После этого мы отправили ее в турне по московским салонам красоты.

В большинстве салонов красоты определили тип кожи на глаз – “У вас нормальный тип кожи”. Мы получили три разных диагноза. А значит, должны быть разные методы лечения. И косметологи не скупятся на рецепты – “Полечить Дорсенвалем”, “Противовоспалительные сыворотки”, “Глюколевые пилинги”, “Массаж лица”, “Маски на очищение”. Нашей подопытной девушке прописали дорогостоящее лечение, но зачем? Ведь девушке всего 23 года. Проблемы кожи ее не мучают. А что будет после этих, вовсе не дешевых процедур? Не знают даже профессионалы.

Ирина Скорогудаева, врач-дерматолог, кандидат медицинских наук: “Мало того, что у нас люди работать не умеют, с получением эффекта, без осложнений. У нас еще и не знают, как лечить эти осложнения”.

Анне Вески, заслуженная артистка Эстонии: “Я жертва рекламы. Не прочитав ни слова об этом, пошла и мне сделали инъекцию липостабилом. После этого мое прекрасное лицо опухло так, что я себя в зеркале не узнавала. Четыре месяца во время проекта меня мазали, слева-справа, парик делали всё больше, чтобы хоть как-то уменьшить лицо. Дорогие женщины, думайте, делайте разведку, спросите у подруг, и только потом идите. Тем более, что не каждому человеку все эти инъекции подойдут. Здоровый образ жизни – вот самый лучший косметолог”.

Моющие средства

А сейчас мы вам продемонстрируем, как действует одно из средств для чистки труб (в черной упаковке). Грязь действительно исчезает, но только вместе с пластиковой трубой. Так кто назвал эту химию бытовой?

Стиральные порошки

Александр Качур, химик-технолог: “Наиболее опасны фосфаты, занимают наибольший удельный вес. Анионные ПАВ-ы – особо опасны. Неогенные ПАВы – очень опасные химические элементы. Стабилизатор пены – многократно опаснее”. Итого из 15 компонентов, 7 – особо опасные, 4 – просто опасные, и еще 4 – нейтральные. “Книга “Гигиена применения синтетических моющих средств” о той опасности, которую представляют собой фосфатные стиральные порошки”. Справочник 1967 года результат многолетних исследований советских ученых.

Самое популярное моющее средство в советском союзе – хозяйственное мыло. Им моют руки, им же стирают. Для шерсти – используют горчицу, для отбеливания – пурген. Чтобы вещи меньше впитывали грязь – крахмал картофельные. И уже тогда, 30 лет назад, ученые предупреждали об опасности.

Александр Качур, химик-технолог: “Анионные ПАВы оказывают воздействие на семиродные эпителии белых крыс. Такой биологический эффект действия подобен влиянию ионизирующих излучений, что выражается в подавлении сперматогенеза”. Выходит, действие компонентов нашего порошка сродни радиации?

В этой книге 200 страниц обвинения, но официальная индустрия до сих пор не слышит. Более того, рекомендует покупать и покупать.

Москва. Научно-исследовательский центр бытовой химии. Здесь тарелки моют на время. Белье стирают по ГОСТу. То есть, бытовую химию проверяют на эффективность. Сегодня на проверку в НИЦ БытХим мы принесли четыре порошка. Фирма производитель – одна, разная цена – 45, 36, 20 и 17 руб за пачку. Кроме этого, в конкурсе будет принимать участие кусок мыла за 10 руб. Задача понять, что лучше отстирывает?

Результат: самое лучшее средство отстирало на 105%, а самое худшее – на 90%. Мыло отстирало на 120%! Дешевое мыло оказалось эффективнее самого дорогого порошка. Но по запаху мыло явно проиграло. Чем дороже порошок – тем лучше удалил загрязнения.

Вячеслав Филиппенков, директор НицБытХим: “Для домозяйки, особенно если есть склонность к аллергии, желательно использовать респиратор”. Но что-то ни в одной рекламе про защиту дыхательных путей – ни слова.

Сергей Остроумов, профессор МГУ им. Ломоносова: “Имунная система это очень тонкая вещь. Аллергия может быть на сам порошок, а может иметь комбинированное воздействие. Бывает так, что одно химическое вещество стимулирует аллерогенные свойства другого вещества. Т.е. в ванной пахнет порошком, а формально аллергия на кошку”.

Александр Качур, химик-технолог: “Ароматизаторы порошков не разлагаются в природе, не выполаскиваются из ткани, постоянно преследуют потребителя. Во время стирки, во время сна, во время пользования одеждой, и вызывают сильнейшие нервные, психические срывы”.

Знак черного креста на оранжевом фоне на бутылке с моющим средством означает – “Вредно”. Но такие знаки можно встретить только на бутылках, купленных в европейских странах, например, в Финляндии. В России на аналогичном средстве – такого знака нет.

В США давно действуют правила пользования бытовой химией. В доме не должны находиться дети. Из дома должны быть выведены все животные. Все они должны быть выведены из зоны действия паров фосфатов порошков.

Как ни странно, среди наших продуктов самым ядовитым оказался продукт для детей. “В детской присыпке невероятно завышенное количество свинца, и это уже нонсенс”, – говорит Марина Циренина, руководитель лаборатории. “Все детские шампуни тоже на основе Лаурил Сульфата”. Так чем же мыть голову?

Чем мыть голову?

В последнее время в кругу состоятельных модниц популярен шампунь для лошадей. Марина Девятова, певица: “Боже, он с глицериновой серой. А из чего его делают? Даже написано, что он от перхоти!”. А крем для смазки вымени у коров – стоит дойке помазать этим кремом, и всё как рукой снимает. Крем для телок “Зорька” – от самого названия веет чем-то деревенским, он, словно, от природы. Но, что тёлкам хорошо – человеку не очень.

Мы задавали вопросы разным людям, чем лично они моют голову. В лидерах оказались яйца. Профессор Мустафин давно перешел на безопасный желток. Теперь пытается убедить в этом модного стилиста Константина Дудаладова. “Одно или два яйца я вбиваю в стакан, вилкой перемешиваю, взбиваю немножко, и затем наношу на волосы”, – говорит профессор.

Берегите себя!

Комментарии (1)

 

Июль 30 2010

Красота. История всероссийского обмана. ч.1

Хватит втирать и пудрить!

Среднестатистический россиянин выливает на себя два литра шампуня, женщины наносят на ногти лак за год толщиной 11 мм, съедают 100 г помады, а еще 20 г съедают мужчины. Ну а мы, мужчины, выливаем на себя за год двухметровый слой крема для бритья. И это не считая зубной пасты, мыла, стиральных порошков, моющих средств. С чем мы привыкли соприкасаться каждый день.

Химии в нашей косметике и средствах гигиены столько, что на ванной комнате давно пора повесить знак “Химическая опасность”.

Что такое SLS? Его можно отнести к категории ядохимикатов. Почему гель для душа разъедает кожу? Правда ли, что дешевую и элитную косметику разливают из одной бочки? Откуда в креме парабены, и провоцируют ли они рак? Ртуть, мышьяк, свинец – чем еще опасна губная помада? Ответ смотрите далее в этой статье.

- “У меня лицо опухлое было, как боксерская груша”, – говорит женщина. Могут ли шампуни от перхоти вызывать перхоть? Сколько токсинов в детской косметике? В детской присыпке большое количество свинца. Как от всей этой химии не потерять лицо? Все эти вопросы мы зададим производителям, химикам, депутатам и воротилам индустрии красоты. Чем бы мы не мазались из косметики – мы себя травим! Красота – История всероссийского обмана. Тотальная проверка!

Приступаем к инспекции вашей ванной комнаты. Не спешите бежать туда. Скорее всего у вас там мужская пена для бритья, для женщин – шампунь для окрашенных волос, для детей – присыпки. Всё это так приятно пахнет, так хорошо мылится и пенится… Но что внутри этих, на первый взгляд, безопасных упаковок?

Мыло

В Москве миграционная служба нагрянула на мыловаренный завод. Причем из всего многообразия мыл здесь варят только хозяйственное. В туалете и то приятней пахнет… Зажав нос, инспекторы проверяют паспорта у гастербайтеров. Однако, у нас свой интерес к проверке – источник этого самого запаха. Вы не поверите, но попасть одному и без оружия на производство хозяйственного мыла – миссия невыполнимая. Неужели формула секретна?

“Берем 90 г воды, высыпаем щелочь (примерно 50 г), перемешиваем”. Это классический рецепт приготовления мыла. Выполняется в лаборатории, но можно повторить и дома. “Следующий компонент – масло, или жир. Можно даже какой-нибудь ненужный жир. Отсюда и пошло выражение – “Судью на мыло” – Из жира судьи можно сделать замечательный качественный продукт – Мыло”. Шутка, конечно.

Главный секрет, почему фабрика чистоты так плохо пахнет – в основе жира мясо и кости, не предназначенные для пищи – от собак. Глядя на всё это, трудно потом представить хозяйственное мыло в своем хозяйстве… В общем, не зря мэр Лужков писал в книге: “Даже в самые страшные годы войны, я не мог мыться хозяйственным мылом, ибо видел, из чего оно делается…”

Впрочем, у хозяйственного мыла есть одно преимущество. Несмотря на то, из чего оно сделано – оно всё же из натуральных компонентов.

Косметика и парфюмерия

А теперь давайте разберемся, что же внутри привлекательных упаковок. Гели, шампуни, румяна, помады, порошки и присыпки. Для детей и для взрослых, для пожилых и для молодых… Мы купили 50 кг косметики и парфюмерии. И вот странная вещь. В стране огромное количество лабораторий, которые могут разобраться со всем этим, с токсичностью, могут ответить на вопрос об органолептике. А главное, это состав – соответствует ли то, что написано – тому, что внутри.

Единственная организация – АНО “Союзэкспертиза” согласилась исследовать на состав наши 50 кг чистоты и красоты. Марина Циренина, руководитель лаборатории: “Я для себя сделала массу открытий”. Это был тот самый случай, когда даже специалисты были удивлены. “Независимо от цены и способа применения – для детей средство или для взрослых, независимо от того, гель это для тела или гель для ванны – состав 15 основных компонентов практически один и тот же”.

Скажете – невозможно поверить? Тогда давайте пойдем в первый попавшийся магазин и посмотрим, из чего сделано всё то, что втираем мы в себя каждый день.

Возьмем, скажем, шампуни. Читаем состав первого попавшегося: вода, содиум лаурет сульфат… Второго: содиум лаурет сульфат. Третьего: содиум лаурет сульфат. Четвертого: содиум лаурет сульфат. А также практически везде похожий на первый – Содиум Лаурил Сульфат.

Пена для бритья – то же самое. Детские шампуни – SLS. Гель для душа тоже – Sodium Laureth Sulfate. В общем, поверьте на слово – если убрать всё то, что содержит SLS – полки практически полностью опустеют.

А теперь, внимание! Огнетушители – это тоже SLS. Лаурет сульфатом моют машины на автомойках, и даже въевшуюся грязь на двигателе разъедают главным компонентом нашего шампуня.

SLS

Дзержинск, город химической промышленности. Место где производят SLS. Этот город не раз попадал в списки самых грязных в России. Конечно, не единым СЛС-ом “жив” этот город – тут много какой химии делают. Но сам факт – основной компонент наших шампуней и гелей после воды – производят по соседству с химическим оружием!

Алишер Эрназаров, главный технолог: “Энтоксилированный жирный спирт взаимодействует с триоксидом серы. Получается сульфокислота, которая нейтрализуется раствором классической соды. И получается паста – лаурет сульфат. Это всё продукты переработки нефти”. Что бывает, когда нефть попадает на живые существа – все вы знаете.

Мария Алябьева, технолог косметического производства: “На руку выливать SLS нельзя, потому что он оказывает очень сильное раздражающее воздействие. Это будет практически как ожог, может начать слезать кожа”. Конечно, в наших шампунях лаурет сульфат не в чистом виде. Чтобы он не сжигал кожу, в него добавляют смягчающие вещества. Чтобы не портился – вливают консервант. Для запаха – посыпают ароматизатором. Для лучшего вида – ложку перламутра и каплю красителя. Но делает ли это СЛС безопасным?

Сергей Остроумов, профессор МГУ им. Ломоносова: “Проведем эксперимент по биотестированию”. Семена профессор делит на три группы – первые заливает водой, вторые – лаурет сульфатом. В третьей чашке тяжелые металлы – медь, свинец, цинк, кадмий – эталон опасности и ядовитости. “Все знают, что тяжелые металлы это плохо и это действительно так”.

Прошло три дня. За это время росток в воде вырос. В расторе солей тяжелых металлов семена проклюнулись. А вот в растворе SLS семена стали погибать. “Они даже не набухли”, – добавляет профессор. В нашем с вами шампуне им, очевидно, было хуже, чем в ядовитой среде солей тяжелых металлов.

Конечно, мы с вами не семена, и в бочке с шампунем не сидим по три дня, но мытьё не всегда проходит для нас бесследно. “Нарушается репродуктивная функция человека”, – говорит профессор. Как это возможно? Давайте разберемся в механизме очищения нашего тела.

Простой эксперимент. Берем чистые руки. Пачкаем их углем. Почему вода эту грязь плохо смывает, а вот шампунь или жидкое мыло смывает хорошо? На молекулярном уровне грязь это ядра, а SLS – стрелы. Они облепляют молекулу грязи со всех сторон и поэтому больше к телу она не липнет. Но именно тут Лаурил Сульфат проявляет свое главное коварство. Некоторые молекулы не зацепляются за грязь, а попадают внутрь нашего тела и, фактически, проникают сквозь клеточную мембрану.

Дмитрий Мустафин, профессор РХТУ им. Менделеева: “Большая часть моющих средств, косметики, шампуней можно отнести к категории ядохимикатов”. Профессор РХТУ уже который год читает студентам курс об опасной силе красоты. “На пачке сигарет написано, что это опасно для здоровья. Однако таких предупреждающих надписей на средствах косметики и на средствах гигиены нет”. На всё это надо ставить пометку – “Опасно для здоровья”.

Елена Драпеко, депутат госдумы РФ: “Мне прямо страшно стало. Я вообще аллергик. И я на протяжении многих лет ищу и выбираю средства, которые мне подойдут для мытья. Но сейчас я понимаю, что выбирать не из чего. Значит надо возращаться к народной медицине, к травам обратно”.

Валентина Деменко, производитель косметики, доктор биологических наук: “В данном материале всё показано и сделано было очень некорректно. Шампунь за 13 руб/литр может быть и содержит такую высокую концентрацию SLS. Косметические изделия это не фармацевтические изделия и по закону не обязательно предупреждать об опасности. Но, прежде чем попасть на прилавок, каждое косметическое изделие проходит сертификацию”.

Антон Беляков, депутат госдумы РФ: “Это неправда. К сожалению, когда отменили закон о сертификации, сегодня у нас нет сертификации вообще! Никакие косметические средства на соответствие ГОСТам не проверяются, в принципе. Существует добровольная сертификация! Но ее использует очень небольшое количество организаций. Добровольно”.

Сергей Тарасов, научно-косметологическое общество, Новосибирск: “Мы проверили 3400 разных косметических средств. Опасность SLS – он токсичен, и является “грузовиком” всех тяжелых металлов, которые на вашей голове. Когда вы начинаете мыть голову, Лаурет Сульфат берет всё это в себя, и срочно опускает всё в вашу кровь. Следующее его действие, о котором не знают женщины – он вызывает преждевременное старение. Лаурет сульфат разрушает коллагеназу. Грубо говоря, вы моете волосы – а уничтожаете тело. В детской косметике есть всё то же самое.”

Париж. Крупнейшая мировая выставка компонентов для косметики. В этом году во Франции как никогда много Китая, который предлагает, кстати, тот самый SLS. Римма Корнеева, технолог косметического производства: “Самый дешевый шампунь, который вы можете увидеть в России и здесь тоже – на основе формальдегида, применяемый в качестве консерванта”. У нас в России львиная доля шампуней – формальдегид-содержащие. “Формальдегид в качестве консерванта используется для сохранения состояния различных веществ, и в том числе для трупов”.

Турция. Промышленное хранилище ингридиентов. То же самое, что было в Париже, но уже не в пробирках, а в бочках. На бочках пометки – “Вредно”, “Вызывает раздражение”. Потом из этого всего приготовят то, что мы будем намыливать на голову и хуже того – втирать в кожу.

Из этих всех химических веществ самый опасный – парабен. Парабены – универсальный химический консервант. Не будь его – и крем заплесневеет, помада прогоркнет, шампунь протухнет. Чем он опасен для здоровья человека – размножение раковых клеток.

Великобритания, лаборатория. Под микроскопом мы можем увидеть выросшие раковые клетки. В середине
прошлого века в этой лаборатории увидели опасную связь – у женщин, страдающих раком груди, в пораженной ткани был переизбыток парабена.

Филиппа Дэйрбр, академик Редингского университета Великобритании: “Парабены используют во всех косметических и моющих средствах, особенно в тех, которые мы наносим в зону подмышек. Это как раз рядом с грудью. Поэтому легко может развиться рак.”

Опасные парабены нашлись и во время нашей проверки в Союзэкспертизе. Причем в таких количествах, что руководитель лаборатории снова, мягко говоря, удивилась: “Там столько антиокислителей, консервантов, в данном случае, парабенов…”

Татьяна Бобышева, врач-фитотерапевт: “Пропиленгликоль. Используется для производства антифризов, чернил, тормозной жидкости. На аннотации к этим средствам написано – “При попадании на кожу обильно смыть водой”. На креме же написано – тщательно втирать.

Вазелин. Если нанести вазелин на кожу, то будет эффект акклюзии. Кожа не увлажняется, а лишь покрывается пленкой. По пленкой собирается влага. Только это не увлажнение, а пот. В итоге вы достигните обратного эффекта – вытянете влагу, высушите кожу.

Раида Омарова, профессор университета нефти и газа им. Губкина: “В мазут добавляют серную кислоту, и в результате очистки получают белые мысла”. Разбавив это масло дешевым парафином, получим вазелин. Но никто никогда на нем не напишет – “сделано из нефти”.

Марина Циренина, руководитель лаборатории “Союзэкспертиза”: “Скажем, шампунь с козьим молоком и медом. Я, по наивности, пыталась найти там что-то из молока или из меда – но ничего, разумеется, не нашла”.

Лариса Шемякина, домохозяйка: “Я стала замечать, что у меня стали выступать пятна, или зуд, поднимается температура”. Пострадавшая из Екатеринбурга сначала не замечала эти пятна, но с каждым днем их становилось всё больше. “У меня лицо опухлое было, как боксерская груша, я просто не могла дышать”. Лариса гадала до тех пор, пока не почувствовала боль при мытье. “Я намылила голову, стою в ванной, начала смывать, и чувствую – жжение! Жжение было дикое”.

Лаки для ногтей. Марина Циренина, руководитель лаборатории: “Дешевые лаки, они все на основе растворителей, которые не безопасны. В частности те лаки, которые мы смотрели – они толуольные. Пишут – Толуэн”.

Наша проверка обнаружила толуэн в лаках для ногтей. Вроде ничего страшного, мы же его не едим.

Чего не скажешь про помаду! Марина Циренина, руководитель лаборатории: “Американцы шум подняли про 0.5 г свинца на 1 кг помады. А у нас норма – 5 г. И закон не требует проверять состав. Производители могут закупить дешевый тальк – и он будет содержать очень много свинца”.

Продолжение читайте здесь.

Комментарии (10)